Previous Entry Share Next Entry
Голоса вечных книг.
mr_bredenstein

                                                                                                    Андрей Зипунов

                                 Дон- Кихот.

  Рыцарь Печального образа- так меня нарекли. И мне есть, чему грустить:  я один. Лишь я вижу демона прибыли в глазах ненасытного трактирщика.

 Мне ведомо жуткое проклятие слепоты несчастных крестьян, гнущих спины во имя хозяина покоя.

 И  кругом великаны- ветряные мельницы рабства. Один вижу, как их крылья- огромные руки режут воздух народной свободы.

                                    Прометей.

      Увы, я жил в тюрьме с самого начала, еще до того, как Боги готовили оковы для меня.

      Будучи окруженный орлами земных стихий, в их густом веселье я слышал, как воздвигались холодные скалы безразличия к низшим существам. И мне мерзнуть в такой тоске? Я пересек эти стены. Когда я спустился в пещеры людского страха, уже тогда загромыхали цепи приговора. И вскоре Зевс увидел пламя человеческого подъема под  горами.

        Те скалы, которыми Боги отделялись от людей, были воздвигнуты вокруг меня. А за ними приближались тягучие волны мук, одна за другой. И отныне я слышу боль, а скорее ее подобие: беспокойное море, крики голодного орла, острая хватка цепей.

     Остается только ловить звуки битвы между людьми и моими собратьями и животрепещуще ждать победные крики одной из сторон. И мне этого достаточно.

                                   Робин Гуд.

 Натянулась терпения тетива,

Проснется разбойничий ливень.

Честолюбивые шакалы Ноттингема

Пускают ядовитые речи,

Терзают голодным роком-

Свободы налогом.

Пустятся стрелы мести в бой.

Первый выстрел будет мой.

                    

                     Гермес.

   В минуты, когда Тартар законности содрогает нашу землю, когда Плутон расплаты протягивает нам руку, зовут меня, сына Зевса и Майя, хозяина крылатых сандалий хитрости. Люди ждут, когда я игрою моей свирели попаду в ноты прибыли, когда мой жезл вместо богатых снов покажет богатую явь.

  Не взирая на моего родителя и его молнии преследования, на фестралов риска, кишащих на просторных небесах, люди ждут, когда я мелькну в облаках внезапных встреч.

      февраль- март 2012 года.


?

Log in